Белорусский рекордсмен Книги рекордов Гиннесса Вячеслав Хоронеко: «Смерть дважды простила меня…»

1691
Минчанина Вячеслава Хоронеко называют «белорусским королем гирь». На сегодняшний день на счету атлета 160 мировых рекордов в экстремальном подъеме тяжестей, его имя шесть раз вписано в Книгу рекордов Гиннесса. О том, что чувствует человек, сидя на дне бассейна с 32-килограммовой гирей в руках, о том, как похудеть на шесть кило за двое суток, о смысле жизни и встречами со смертью Вячеслав Хоронеко рассказывает Blizko.by.

Фото: БЕЛТА
 
— Спортом я серьезно занялся после армии, — говорит собеседник. — Было это в середине восьмидесятых прошлого века. Жил я тогда в Бобруйске и ходил в секцию тяжелой атлетики. Выполнил даже норматив кандидата в мастера спЕорта по штанге, но тренер — Михаил Рабиковский, который сейчас возглавляет федерацию тяжелой атлетики страны, сказал мне прямо: «Слава, больших успехов в штанге у тебя не будет, переключись на гири». И я благодарен ему за этот совет. 
Вспомнил о нем, когда поставил свой первый мировой рекорд в экстремальном поднятии тяжестей, попавшем в Книгу рекордов Гиннесса.
 
— Как это было?
 
— Вообще, на сегодняшний день у меня шесть рекордов, занесенных в эту книгу. Три из них личных. А самый первый рекорд я поставил в Витебске — в конце 2013-го года. Тогда за час я поднял пудовую гирю 2500 раз — около 40 тонн веса получается. Позже я улучшил это достижение, за что также мое имя было вписано в Книгу рекордов Гиннеса. 
 
— За достижения, попадающие в Книгу рекордов Гиннесса, их авторам платят?
 
— Да. И плата эта называется — большое моральное удовлетворение. Попасть туда престижно, автор рекорда сам заинтересован в этом, поэтому приглашая представителей Книги рекордов Гиннесса, все расходы оплачиваются принимающей стороной. И деньги это не маленькие. У меня, как напоминание о рекордах, занесенных в эту Книгу, есть значки и сертификаты. 
 
— А какой из Ваших рекордов самый запомнившийся?
 
— Был бы актером, ответил бы, что-то вроде «моя лучшая роль еще впереди», но самых важных для меня рекорда было два. 
 
Первый — с сорокакилограммовой бочкой, которую я поднимал двое суток. Готовился к нему усиленно — учился не спать. Но самым сложным, пожалуй, был психологический момент. Представьте, вы на протяжении сорока восьми часов поднимаете огромный «булькающий» кусок железа. Работа так себе — монотонная и скучная, можно в прямом смысле слова, с ума сойти. Для того, чтобы этого не произошло, я настраивался. Месяцев восемь. Закрывался в комнатушке площадью два на три метра, брал с собой бочку и привыкал…
 
 
Фото: tass.ru
 
— Допускаю, что можно научится не спать двое суток, но остаться без еды и воды на такой срок, учитывая, что организм находится под тяжелой физической нагрузкой, невозможно …
 
— Питание во время двухсуточного марафона было легким. Каждые четыре часа я пил куриный бульон, в котором плавали кусочки белого мяса, зеленый чай и ел гематоген. Когда организм находится под бешенной нагрузкой, питание должно быть легким, чтобы быстро усваивалось. За двое суток я похудел килограмм на семь. Диета действенная, но девушкам не рекомендую.
Рекорд, хоть и на уколах обезболивающих препаратов, я в итоге поставил, — за два дня поднял бочку 6.160 раз. 
 
Работал я тогда в системе МВД, поэтому в награду получил внеочередное звание — подполковник.
 
— Вы сказали, что памятных рекорда было два…
 
— А второй… Чуть не стоил мне жизни. Меня уговорил его сделать известный спортивный журналист Владимир Довженко, который вел на БТ программу «Асілак». Идея была такая: нужно было поднимать гирю на дне бассейна. Я долго колебался, но согласился. Хотелось испытать себя. Провел пару тренировок в бассейне и сказал, мол, готов. Приезжайте снимать. Приехали телевизионщики — за «хайпом» и картинкой. Все, как они любят. 
 
Фото: из личного архива Вячеслава Хоронеко
 
Ну а я что? Надел очки, как у пловцов, взял 32-килограммовую гирю в руку — и на дно. Сижу, на дне бассейна в шпагате, отдыхаю. А железо, я уж не знаю почему, в воде легче кажется. Первые секунд пять. А мне поднимать эту гирю. Договорились, что толкну ее столько, насколько дыхания хватит. Вытерпел я там 52 секунды, 21 раз толкнул гирю за это время. И чувствую, помираю, всплывать пора. Гирю отпустил, сам вынырнул. Пунцовый и некрасивый. Медик подбегает ко мне и говорит: «Еще бы секунд десять ты там посидел, от инсульта бы умер…».
 
Но самое забавное было потом. Я немного пришел в себя, а мастера с телевидения говорят: мы «картинку» запороли, надо переснять. Пересняли, конечно… 
Это сейчас смешно вспоминать, а тогда было не до смеху, а вообще со смертью у меня так себе отношения. Дважды в жизни она меня уже простила…
 
— Второй раз был в день взрыва минского метро…
 
— Да. 11 апреля 2011 года в 17.55 я стоял на площадке, которая ведет в тоннель с «Октябрьской» на «Купаловскую». Ждал знакомого. Мы договорились там встретится, он опаздывал. Стоял я спиной к пребывающему поезду, тому самому, который взорвали. В момент взрыва я присел на корточки, хотел перезвонить товарищу. Взрыва я не слышал. Был хлопок. Потом секунд двадцать тишины и крики… Нет, не крики— вой и паника.
 
В этот момент я понял, что-то капает мне на воротник. Оказалось, кровь, куском мрамора с колонны мне рассекло голову. Стоял бы в полный рост, уверен, убило бы…
 
Мне и сейчас страшно это вспоминать. Осознаю что был там, что видел людей в крови, людей с оторванными конечностями. Я своими глазами видел, как там умер молодой парень. Я помню, как какой-то мужчина закричал: «Бежим, сейчас может еще рвануть…». Я машинально побежал за ним, не особо соображая, что происходит. Потом была больница. Я сидел в приемном покое третьей больницы, что возле «Динамо», а туда привозили тяжело раненных. Тех, кто мог ходить, просили подождать, потому что тяжелораненым помощь была нужнее…
 
С тех пор, каждый год 11 апреля я отмечаю свой второй день рождения.
Страшно это все, в такие моменты понимаешь, что наша жизнь  — очень зыбкая штука. Сегодня ты есть, а завтра? Вот поэтому и хочу успеть сделать больше, чем могу. Живу на пределе. 
 
— Вячеслав, вы всю жизнь работаете с железом, а резервы любого человеческого организма не безграничны. Неужели за всю спортивную карьеру у вас не было проблем со здоровьем?
 
Фото: Юрий Дединкин
 
— Несколько лет назад вылезли болячки. У меня вчистую стерлись тазобедренные суставы. Оно и понятно, за свою жизнь я поднял над головой сотни тонн железа, должно же было «выстрелить». А у нас у мужиков как? Пока копье из спины торчать не будет — к врачам ни ногой. Терпел пока мог, кстати, два своих мировых рекорда я поставил со стертыми суставами, глотал обезболивающие, думал, само пройдет. Ага, прошло. После двух срочных операций по замене суставов….
 
— Мысль о том, чтобы завязать с большим спортом не посещала после этого?
 
— Как завязать? Это же не шнурки. Это смысл моей жизни, отказаться от него, значит перестать жить. Врачам пообещал, что ноги нагружать не буду больше. Ну, то есть стоя тяжести поднимать, а руки то у меня здоровые. Есть такая номинация в гиревом спорте — жим лежа.
 
 Сейчас все свои рекорды я устанавливаю исключительно в ней.
 
— На вашем счету 160 мировых рекордов в экстремальном поднятии тяжестей. Можно ли о вас сказать, что вы очень обеспеченный человек?
 
— Можно было бы, но не в нашей стране. Я же не Шварценеггер. Это за пределами нашей Родины спортсменов-экстремалов, культуристов снимают в рекламе, платят гонорары. 
 
В Беларуси, гиревой спорт — дело альтруистов. Соревнования проводятся или за счет самих спортсменов или, если повезет, то за спонсорские средства. Я не говорю, что бедствую. Нет, на хлеб с маслом хватает.
 
Фото: sputnik.by
 
Во-первых, у меня есть пенсия по линии МВД. Во-вторых, я преподаю физвоспитание в Минском филиале Белорусского торгово-экономического университета. Получаю около 500 рублей в месяц. 
 
Почему так мало? Потому что у меня, мастера спорта международного класса, недостаточно заслуг по линии министерства образования для получения педагогической категории. 
 
А без нее рассчитывать на прибавку к зарплате нельзя. Сейчас собираю нужные бумаги, и вот тогда, может быть вопрос решится…
 
Вместо эпилога
 
Это интервью было записано накануне, а сегодня Вячеслав Хоронеко установил свой очередной мировой рекорд.
 
Спортсмен провел часовой марафон.  Лежа он смог выжать гирю весом в 24 килограмма 2498 раз, улучшив собственное достижение более чем на 50 подъемов. Получается, за час Хоронеко поднял вес около 60 тонн.
 
Фото: Виталий Гарбузов, Blizko.by
 
К этому рекорду я готовился три месяца. Обидно, двух подъемов не хватило для «круглой цифры», —признался он. В последние пять минут работал на с ощущением того, что руки будто бетоном залитые. Хорошо, что справился, побил рекорд. 
Кстати, сегодня Вячеславу Хоронеко вручили именную карту от Белорусской Федерации гиревого марафона.
 
Фото: Виталий Гарбузов, Blizko.by
 
Спортсмена официально причислили к «элите гиревого марафона» с такой формулировкой: «Удостоверение за №1 выдается Вячеславу Хоронеко, как основателю и победителю первых международных соревнований по гиревому марафону конца 20-го — начала 21-веков».
 
 
 

Виталий Гарбузов

Близкие Новости








Чтобы оставить комментарий, войдите через любую социальную сеть или авторизуйтесь на сайте

Другие новости Минска




Каталог Минска


Назад