«Отец держал нож у маминого горла, а я била его своими маленькими кулачками»: девушки поделились, как долгие годы подвергались домашнему насилию

841
Героини нашего материала, Вика и Аня, много лет были жертвами не только физического, но и психологического насилия. Blizko.by рассказывает их историю, а также мнение юриста, как работает закон в данном случае.

Фотографии носят иллюстративный характер 

 

По данным заместителя начальника управления профилактики ГУОПП МОБ МВД в Беларуси, за первые три месяца текущего года убийства в семье увеличились с 15 до 22, случаи тяжких телесных повреждений — с 47 до 52. На седьмое апреля 13 тысяч правонарушителей привлечены к административной ответственности за насилие в семье. Но при этом не все жертвы обращаются за помощью. От того цифры могут быть значительно выше, а каждая ситуация ужасна по-своему.

 

Тема домашнего насилия в СНГ замалчивалась вплоть до 2019 года. Под грифом «секретно» жертвы не хотели рассказывать о проблемах и портить репутацию семьи. Возможно, ничего бы не сдвинулось с мертвой точки, если бы не флешмоб в соцсетях #ЯНеХотелаУмирать, после чего тысячи девушек и женщин вслух заговорили, как их избивали мужья, отцы или братья, как угрожали и причиняли тяжкие увечья. 

 

Фотографии носят иллюстративный характер 

 

Вика (имя изменено по просьбе героини) узнала о домашнем насилии не из социальных сетей, а столкнулась с ним в детстве, когда отец выгонял ее, маму и брата на улицу в минусовую температуру без одежды. Не раз им приходилось искать временное убежище у соседей, но после они возвращались домой, где отец-алкоголик мог не только избивать, но и угрожать расправой. 

«Сколько себя помню, насилие всегда было в семье»

— Наверное, самая страшная картина, которую мог увидеть 10-летний ребенок — это нож у горла любимой мамы. Что я могла сделать в такой ситуации? Ничего. Мои маленькие кулачки били его недостаточно сильно, поэтому я не могла остановить насилие и становилась его свидетелем. 

 

В детстве главной реакцией был страх, а после — агрессия по отношению к отцу, который систематически избивал маму, брата, а в лежачую бабушку кидал стулья. 

«…но это была извращенная любовь»

— Меня он не бил. Говорил, что любит. Но при этом не участвовал в воспитании. В какой-то момент я почувствовала в этом свою силу: меня не трогают — значит встану на защиту мамы и брата. Силы несоизмеримы, но какое-то сопротивление я все же могла оказать. 

 

Фотографии носят иллюстративный характер 

«Однажды пытался воткнуть в нее шприц»

— Откуда он его взял? Зачем это делал? У меня нет ответов. Знаю одно: в какой-то степени я считала это нормальным. 

 

Когда ты регулярно видишь, как бьют и унижают близких людей, кажется, что так везде, как будто это принято и одобряемо в обществе. Я ошибалась, но не знала, что может быть по-другому. 

«Глядя на соседей, часто возникал вопрос: почему у них так, а у меня иначе?»

— Для меня был очень показательный момент, когда брат решил помочь мне открыть банку с кетчупом, но случайно ее разбил. Ничего страшного не произошло, нужно было только убрать. Но у него случился приступ паники и жуткой тревоги. Он судорожно вытирал пол и повторял: «давай быстрее уберем, пожалуйста, сейчас папа придет, давай быстрее уберем».

«Отец мог поднять его в три часа утра и заставить бегать вокруг дома»

— Этим и был вызван его страх, приводящий к трясущимся рукам и заиканию. Он на него кричал, бил и не давал есть. Как? Закрывал ногой холодильник и запрещал что-либо из него брать.  

 

Но решать эти проблемы никто не хотел. Наверное, их это устраивало. Спустя время и я к этому привыкла. Когда узнавала, что у знакомых в семье тоже бывают такие инциденты, возникала мысль: а, ну значит это нормально. 

 

Они не обращались ни к психологам, ни к другим специалистам. Сейчас кажется, что родители о них даже не знали. 

 

Фотографии носят иллюстративный характер 

«Я мечтала, чтобы они развелись»

— Была еще одна ситуация: отец избивал брата, а он защищался. В итоге брат разбил ему губу. Отец вызвал милицию, приехали несколько человек, увидели, что он пьяный, и сказали: «нет, виноват ты. Собирайся в участок». Потом пришла пьяная мама, и ее тоже забрали. 
 
Мы все втроем сидели в РОВД, но я только плакала — отец выгораживал себя и не признавал вину. А я смотрела на участкового и хотела закричать: заберите его, пожалуйста, и никогда не выпускайте отсюда. 

«Учитывая, что и мой дедушка был алкоголиком, прошедший немецкие лагеря, я понимаю, откуда у отца могла появится такая модель поведения»

— Самое счастливое время в семье, когда у папы болел желудок, и ему три месяца нельзя было пить. Тогда мы выдохнули, но лишь на время.

«Для меня это извращенное понятие безопасности и брака»

— Странно, но иногда отец называл маму своим солнышком, а она вечерами сидела с ним за ужином как будто все хорошо, как будто так и нужно. 
 
Сейчас, спустя много лет раздельной жизни, я осознаю, какой отпечаток на мне это оставило: боюсь пьяных людей, терпеть их не могу. А когда вижу брата в таком состоянии, всегда возвращаюсь в детство. 
 

Фотографии носят иллюстративный характер 

«Возможно, предоставление психологической помощи изменило бы ситуацию, но всегда найдутся те, кто будет терпеть и страдать»

Аня (имя изменено по просьбе героини) не по своей воли стала свидетелем домашнего насилия. Она была маленьким ребенком, которому нужно было исправно делать домашнее задание, а родители выясняли отношения, вовлекая ее в конфликт. 

 

Фотографии носят иллюстративный характер 

«Есть фраза: дети рожают детей»

— Мои родители казались еще недостаточно полноценными для создания семьи. Я росла с чувством повышенной тревожности и желанием оказаться в другом месте. Все происходящее казалось мне одним страшным сном, который сопровождался криком и болью. 
 
Помню, как родители кричали друг на друга. Мама не выдержала папиных оскорблений и бросила в него кружку, которая порезала ему голову — все было в крови.

«Это было чем-то обыденным, люди не умели разговаривать»

— В детстве я очень боялась, что отец уйдет из семьи — мама его постоянно выгоняла, хотя это была обычная манипуляция, за которой ничего не стояло. Только эмоции. 
 
Однажды они ругались в коридоре и чем-то задели люстру со стеклянными свисающими капельками. Одна из них упала и порезала мне хрящ на ушной раковине. Шрам остался на всю жизнь как символ того времени.

«Били, оскорбляли, таскали за волосы»

— Я была сложным и непослушным подростком, за это меня могли и ударить, и за волосы потаскать. Многие друзья и знакомые так жили, поэтому особо не удивлялась. К счастью, все это осталось там, далеко в детстве, но отпечаток есть по сей день: боюсь громких звуков, дергаюсь, когда поднимают руки, — думаю, что замахиваются в мою сторону.
 

Что делать человеку в Беларуси, если он столкнулся с домашним насилием?

Задали этот вопрос юристу Петру Сергеевичу, который специализируется по семейным делам. 

 
— Во-первых, нельзя терпеть такое унижение и боль, нельзя надеяться, что человек исправится, и не стоит бояться обращаться за помощью. 
 
Чаще всего, исходя из практики, используем два вида помощи: психологическую и юридическую. Юридическая подразумевает, что жертва насилия обратилась в органы внутренних дел по месту регистрации, написала заявление на потенциального обидчика, после чего ей выдают направление на медицинскую экспертизу и там выявляют степень тяжести нанесения телесных повреждений.
 
В зависимости от результатов медицинской экспертизы, возбуждается либо административное, либо уголовное дело. Также жертва насилия может подать на потенциального обидчика в суд, чтобы защитить свои права. 
 
Что касается несовершеннолетних: им необходимо обратиться к классному руководителю в школе, социальному педагогу или психологу. 
 

Фотографии носят иллюстративный характер 

 

На мой взгляд, существует неплохой законодательный фундамент борьбы с домашним насилием. Если мы берем кодекс об административных правонарушениях, то это статья 19.1 «Умышленное причинение телесного повреждения», часть вторая статьи 9.1 «Нанесение побоев не повлекшие к причинению телесных повреждений умышленное причинение боли физических или психических страданий, совершенных по отношению к близкому родственнику или члену семьи», статья 9.3 «Оскорбление» и статья 17.1 «Мелкое хулиганство, совершенное в сфере семейно-бытовых отношений». 
 
Тут есть интересный момент. Когда насильственные действия совершаются над потерпевшим систематически равно как, если они были совершены однажды, но рассчитаны на причинение особо мучительной боли физических или психологических страданий своей жертве, виновное лицо будет привлечено к уголовной ответственности по статье 154 УК — истязание. 

 

Фото: pixabay.com

Будьте в курсе последних новостей - подпишитесь на Blizko:













Чтобы оставить комментарий, войдите через любую социальную сеть или авторизуйтесь на сайте

Другие новости рубрики «Люди»


Каталог Минска


Люди