«Если выпить бутылку-две, то станет хорошо». Пообщались с минчанами, которые пьют «чернила», и узнали, в чем прелесть этого напитка

6213
«Обыкновенное чудо», «Ягодный шарм», «Золотой век», «Веселый пан», «Смачнае» – как только ни называют свои творения производители плодово-ягодных вин. Так уж повелось, что алкогольным напиткам, которые в народе окрестили «чернилами», нередко присваивают экстравагантные и яркие названия. А на этикетках некоторых бутылок даже с гордостью пишут, что вино «плодовое крепленое крепкое улучшенного качества». Правда, качество такого спиртного как ни улучшай, продажи «плодово-выгодного» вряд ли выйдут за рамки целевой аудитории. Все и так знают, что из себя представляет вино по три или четыре рубля за бутылку. Однако все равно есть те, кто нет-нет да и купит бутылочку самого доступного в стране вина, чтобы скрасить будни. С некоторыми потребителями «чернил» нам удалось пообщаться.

«Поначалу стал употреблять водочку, а на чернило перешел позже»

Наверное, мы все видели эти стеллажи с супердешевым вином, которое не хочется покупать. И каждый из нас встречал «контингент», который приходит в магазин и достает из кармана всю мелочь, надеясь, что ее хватит на самое доступное «плодово-выгодное» из пластмассовой бутылки. «Ну где же вдохновение, ну где же мой покой, когда плодово-ягодного нету под рукой?», – пела одна культовая минская группа в своей юморной песне о белорусских «чернилах». В реальной жизни все не так иронично. В этом очередной раз убеждаешься во время общения с 47-летним минчанином Александром. Его удалось подкараулить возле одного из столичных пунктов приема стекла.
 
Александр оказывается общительным собеседником, но ставит условие, и разговор может состояться только при его выполнении. «Просто так рассказывать не буду, а за бабки скажу», – деловито заявляет мужчина. За свои откровения он просит три рубля, объясняя, что этой суммы хватит на бутылку вина. Собираю из кармана всю мелочь: выходит два рубля 97 копеек – и Александр великодушно соглашается говорить, прощая мелкую недостачу.
 
 
– Раньше я вообще не пил, но как-то жизнь так повернулась, – начинает свою историю Александр. Когда он был ребенком, у него умерла мама, а лет в двадцать пять парень остался без отца. Вот тогда к спиртному и потянулся.
 
– Поначалу стал употреблять водочку, а на «чернила» перешел позже – лет в тридцать. Я его не постоянно беру, зато стабильно. Пью плодово-ягодное вино, потому что на что-то подороже денег не наберешься, – констатирует рассказчик. – Когда прихожу в магазин, то меня там уже узнают и просто спрашивают: «Сколько?». Чаще всего выпиваю один или с подругой. Иногда делаю перерыв, совсем не пью и держу себя в руках, чтобы организм отдохнул. Печень у меня здоровая – я проверялся. И в целом с организмом все в порядке, но из-за того, что я – менингитчик, не могу пройти медкомиссию и устроиться на работу.
Пью плодово-ягодное вино, потому что на что-то подороже денег не наберешься.
Сейчас у Александра нет своего жилья. Лет шесть назад, когда у него умерла жена, минчанин отдал дочери ключи от квартиры и без всяких объяснений ушел. А позже, по словам собеседника, он переписал жилье на дочь и даже по закону перестал на что-то претендовать:
 
– Когда ушел из дома, то некоторое время жил у двоюродного брата. Дочь все время звонила ему и спрашивала, где папа. Иногда я приходил к дочке, проводил время с внучкой. А потом возвращался к брату и по вечерам выпивал. Чаще всего – пиво, водку – реже. Попрошу у брата – и он привозит бутылку. Я находился у него, на него же и работал: строили дом.
 
Александр не скрывает, что хотел бы сейчас жить в квартире, но дочь, без предупреждения переехала в Питер, а отцу вернуться домой не предложила. Собеседник ни в чем не винит дочь и подчеркивает, что когда-то сам решил уйти из дома, а связь с родными поддерживал минимально.
 
– Долгое время она даже не знала, что я сижу в тюрьме. Двоюродный брат по моей просьбе врал ей, что я уехал в командировку, – вспоминает бездомный. – А в тюрьме я сидел ни за что. Как-то приехал к родному брату и остался у него переночевать. А на утро брат обвинил меня в том, что я украл у него золото. А мне это не нужно было, ведь я хорошо зарабатывал, всего хватало, никаких проблем с деньгами… Отсидел три года, а потом выяснилось, что настоящим вором был сын брата. После освобождения с их семьей я ни разу и не общался.
 
Александр предполагает, что его бывшую квартиру дочь сейчас кому-то сдает. А сам он живет за МКАДом: «В лесу, как ехать на Боровляны, стоит вагончик. Я живу там со своей подругой. Еду готовим на костре, разжигаем его рядом с вагончиком».
 
Днем Александр с подругой приходят в Минск: у безработных забот не меньше, чем у трудоустроенных.
 
– Хожу по всему городу, собираю бутылки, металл. Я все время на ногах. Зато за день зарабатываю рублей по двадцать. Водятся деньги и на выпивку, и на сигареты, – говорит собеседник. – Если честно, я могу вообще не пить и не курить. Но тут ведь как? Допустим, вчера я выпил, а значит, и на сегодня купил бутылочку, чтобы похмелиться.
 
Александр заверяет, что ни разу в жизни не напивался до беспамятства: «Обычно я покупаю бутылочку вина и целый день по глотку потягиваю из нее. Еще и на вечер остается. Сейчас мне больше и не надо».
Допустим, вчера я выпил, а значит, и на сегодня купил бутылочку, чтобы похмелиться.
Под конец разговора Александр признается, что хотел бы, чтобы его жизнь складывалась иначе. Ведь когда-то у него было все, что нужно среднестатистическому горожанину: квартира, работа, деньги, машина. «Мне кажется, что интерес к алкоголю у меня появился после личных проблем и переживаний», – резюмирует любитель «чернила» и уходит.

«Если денег не хватает, то бутылочку вина возьму»

Мой второй собеседник – Владимир – тоже оказывается человеком предприимчивым и со старта предупреждает: «За так я тебе не буду говорить».
 
– Да? А что вы хотите? Можем договориться.
 
– За бутылочку.
 
– Хорошо, не вопрос. Дам вам деньги или сам куплю. А сколько она стоит?
 
– Три рубля, – лаконично отвечает Владимир. У него, кстати, в отличие от Александра, есть квартира, но работы тоже нет: «Не берут, да и здоровье не то».
 
 
Сейчас Владимиру 57 лет, и со спиртным у него давние отношения. Алкоголиком минчанин себя не считает, но признает, что любит выпить, «хоть и небольшими дозами». А что по плодово-ягодному?
 
– Сейчас я редко пью, а «чернила» так вообще стараюсь не употреблять. Но если денег не хватает, то бутылочку вина возьму, – отмечает визави. – Сто граммов хлопну для аппетита, а остальное остается на недельку. Когда-то я работал слесарем-монтажником, пил, как все, время от времени и не в ущерб работе. В юности так вообще занимался спортом: я КМС по биатлону. Более серьезно начал пить, когда у супруги друг за другом умерли бабка, дед, отец, а потом и мать. По сути, за неделю случились четыре смерти. Тогда это все на меня сильно повлияло: взялся за стакан, хоть потом немного утихомирился.
Сто граммов хлопну для аппетита, а остальное остается на недельку.
Во время разговора выясняется, что у Владимира гораздо больше поводов запить, чем может показаться сразу. Раньше у мужчины был сын, который погиб. Владимир упоминает не только эту трагедию, но и тот факт, что в его жизни нашлось место уголовному делу и тюремному сроку. Правда, собеседник не очень хочет распространяться о том, за что сидел. Продолжаем общаться на заявленную тему.
 
– Пару месяцев назад лежал в больнице, а когда выписался и приехал домой, то узнал, что умерла жена. В тот момент мне было, конечно, непросто, поэтому сильно напился, – объясняет Владимир. – Но вообще употребляю не так чтобы часто. Пока была жива жена, то мы могли выпить и вместе. Пару стаканов опрокинем – и все. Одну бутылку я мог растягивать на два-три дня. А в одиночку пить не могу, потому что мне становится плохо. Мне нужно, чтобы кто-то хотя бы рядом постоял, пока я буду пить. За компанию, так сказать. Запоев у меня тоже не случается. Ну, может, как-то раз было, когда пил несколько дней подряд, пока температура не поднялась почти до сорока градусов. Приехали врачи, сделали мне укол и ждали, пока я засну. Чаще всего пью водку. Так получилось, что активно употреблять начал именно после неприятных событий в жизни.
 

«Меня несколько раз отправляли в ЛТП»

Нашего третьего героя зовут Сергей. Он работает грузчиком и утверждает, что целых два года вообще не употребляет алкоголь. Исключения делает только на праздники, да и то пьет по чуть-чуть. А раньше все было иначе:
 
– Не могу сказать, что я каждый день пил, хотя среди моих знакомых таких хватает: сдали бутылки, сходили на магазин, выпили где-нибудь – и по домам. Я употреблял время от времени, но если уж пил, то хорошенько напивался, – подчеркивает Сергей.
 
У рассказчика был период, когда он подсел на «чернила». С тем опытом связаны не самые теплые воспоминания.
 
 
– Меня несколько раз отправляли в ЛТП. Попадешься где-нибудь пьяным – составляют протокол. После трех протоколов сразу оформляют в ЛТП. А там что? Находишься за забором, ну устроят тебя куда-нибудь работать, каждое утро приезжает машина и отвозит на работу. Зарплата тоже была, правда, из нее высчитывали часть денег за коммуналку и питание, – хмурится Сергей.
 
Рассказывая о «чернилах» в своей жизни, грузчик заявляет, что дешевое вино не употреблял.
 
– Я пил крепленое вино, это 18-19 градусов. Как оно называлось – вам не скажу: названий очень много. Но вино не дешевое – четыре рубля стоило. Если брать бутылку попроще, то два рубля. На такое вино легче собрать деньги, но в нем от девяти до тринадцати градусов. Зато более дорогой напиток сразу дает в голову. Если выпить бутылку-две, то станет хорошо. А этот девятиградусный компот можно пить бесконечно, – смеется Сергей.
Я пил крепленое вино, это 18-19 градусов. Как оно называлось – вам не скажу: названий очень много. Но вино не дешевое – четыре рубля стоило.
Банальный вопрос, но нельзя не задать: с чего все началось, как появилось пристрастие к спиртному?
 
– Мне тогда было уже за сорок, развелся с женой. Устроился на работу, где постоянно выпивают. Постепенно втягиваешься в это, потом попадаешь в ЛТП. Обычно мы пили после рабочего дня, – рассказывает Сергей. – На работе попробуй выпить, так сразу турнут. Вот дворники, например: они постоянно пьют, поэтому их и увольняют. Одни женщины работают, некоторые из них тоже выпивают. У них маленькая зарплата – триста рублей – ну что это такое? Где-то бутылки соберут, макулатуру, сдадут все это, потом на эти деньги выпьют.
 
Минчанин говорит, что отдавал предпочтение фруктовому вину, которое стоило четыре-пять рублей. Когда водились лишние деньги или после получения зарплаты, мог себе позволить купить водку. Если на «пузырь» не хватало, то был вариант сложиться по несколько рублей вместе со знакомыми.
 
– Под магазином я никогда не пил – там милиция ходит. Если увидят, то сразу заберут, составят протокол, а я и без этого попадался. Спокойно выпить можно было дома. Выпил, вышел покурить – и в целом все нормально, – вспоминает Сергей. – Когда я пил, то проблем со здоровьем не было: наверное, организм такой.
 
У Сергея есть сын, собеседник общается с бывшей женой, время зависимости осталось в прошлом:
 
– Я лечился и смог завязать. Не знаю, как это удалось: наверное, есть какая-то сила воли. А еще сошелся с женщиной, а перед ней напиваться неудобно.
 

Фото: blizko.by

Подписывайтесь и читайте нас в Telegram, Viber, Instagram и Facebook - будете в курсе последних новостей!













Чтобы оставить комментарий, войдите через любую социальную сеть или авторизуйтесь на сайте

Другие новости рубрики «Люди»


Каталог Минска


Люди