Ржавец: деревня, поглощенная Минском

5261
Минск растет. Постепенно он «полнеет», поглощая все новые территории. В 2004 году столица округлилась до Минской кольцевой автодороги. Только в этот год было присоединено более 20 деревень. Среди новых вливаний в большой город оказалась и деревня Ржавец.

Урожай смородины
 
У всех частных домов, которые были присоединены к Минску разная история. Одни дома почти сразу идут под снос, другие сосуществуют рядом с высотными домами многие годы и их не собираются сносить. 
 
Деревня Ржавец сразу стала престижным районом – соседство с Веснянкой, проспектом Победителей, биологический заказник «Лебяжий» - все это сделало свое дело. Ржавец включили в микрорайон Лебяжий, а земельные участки резко возросли в цене.  Некоторые из них оценивают и в 600 тысяч деноминированных рублей, другие подешевле – 400-300. Коттедж на две семьи, построенный на этой земле предлагают купить за 1 300 000 новых белорусских рублей. И коттеджей здесь уже действительно много. 
 
Особенно застроена ими ул. Вилейская, которую в народе называют «улицей банкиров», потому что именно им и принадлежит большинство особняков. Закрытые высокими заборами добротные здания, как будто были здесь всегда. Но настоящие старожилы за высокими заборами не прячутся. Нет, конечно, у них есть ограды, вполне неплохие, но проще.
 
Улица Вилейская
 
Коттедж на Вилейской
 
Больше всего таких строений можно найти с другой стороны поселка, по улице Ржавецкой.  Здесь по правой стороне стоят коттеджи, а по левой, нечетной – деревенские дома. 
 
– Как вам такое соседство? – спрашиваю у одной местной жительницы, Анны Владимировны, которая собирает вишню в саду.
– Нормально. Они нам не мешают.
– А с экологией, наверное, хуже стало?
– Да, вроде нет. Все растет хорошо.
 
Анна Владимировна живет в Ржавце с 1973 года. Сейчас осталась одна, но хозяйство не запускает. И сад есть, и огород, и кур держит. Вот козочек-коров давно нет. Хозяйка поделилась, что сначала довольна была, что к Минску присоединили деревню, вроде как даже свое согласие официально давала. Потом уже немного пожалела, потому что все дороже стало. Ну, и земли кусок отрезали, было 20 соток, а теперь 15. 
 
Дом на Ржавецкой
 
Пожилые хозяева другого дома на Ржавецкой улице - Иван Павлович и Анна Куприяновна - очень сокрушались, что теперь имеют минскую прописку. Дорогое это удовольствие – жить в городе. Газ, вода – все хорошо, но пришлось за свой счет делать, а им, инвалидам второй группы, деньги брать негде. Но выкрутились. Сейчас даже пристройку к дому осилили, только на огород уже здоровья не хватает.
 
Но беспокоит их больше не это. Свой участок пожилая пара делит с разными дальними родственниками. Семья росла, переходила земля по наследству, делилась. Теперь на участке стоит целых три дома. Причем у основного, кроме супругов, еще два хозяина. Но по факту один не проживает ни в доме, ни в столице. Так сложилось, что вместе с минской пропиской у дома появился наследник, который решил свою часть отделить. Кусок у него небольшой – всего 8 метров, но вход отдельный сделал. Только материалов на него не нашлось кроме рухляди и старых досок. Свои владения отделил и уехал домой – в Слуцк. И теперь стоит разрушающаяся часть дома, и двор портит, да и стены не утепленные не греют. А тут еще из исполкома письма пишут, чтобы дом и двор в порядок привели.
 
– Мы бы рады, хоть это и дорого, но как же без хозяина? – переживает Иван Павлович.
 
Обветшавшая часть дома
 
Вот и живут в тесном дворе с разрушающейся частью дома.
 
– Может хоть вы нам поможете? – с надеждой спрашивают пожилые люди.
 
Я пообещала рассказать о проблеме на страницах сайта и покинула растерянных стариков, а хозяин вернулся к прерванному занятию – покраске ворот. Двор нужно в порядке содержать, требуют.
 
Дом Зинаиды Максимовны
 
Дом Зинаиды Максимовны стоит в переулке Ржавецком. Среди соседей только одни деревенские, остальные новоселы красивых коттеджей.
 
– Не мешают вам? – интересуюсь.
 
– О, это скорее мы им мешаем!
 
По деревенской привычке Зинаида Максимовна попыталась познакомиться с соседями, но ей сразу дали понять – богатый бедному не товарищ.
 
– Вот иду по улице, поздороваются – и хорошо, а нет – и не нужно.
 
Огород
 
Гостья хозяйки, приехавшая на помощь в огороде, сокрушается, что доброжелательности в людях мало осталось, все больше прагматизм. Он-то не плох, но вот душевность все же тоже нужна. А Зинаида Максимовна радуется, что всю землю не забрали. Вот забор снесли, и часть земельного участка пошла под дорогу, но пока еще достаточно осталось.
 
– Сейчас говорят, что нам только 7 соток положено, потому еще половину заберут. А как же так? Мы с мужем 20 лет в колхозе, своим трудом участок заработали, земля-то по документам моя, приватизированная. Разве можно вот так просто взять и забрать? Но если заберут, то нам и того хватит.
 
– А продать землю вам не предлагали?
 
– Предлагали. Только за квартиру в городе. А зачем мне она? Свой дом – это и есть свой дом.
 
Живут здесь хозяева с 1965 года и уезжать не хотят. Только вот дорогая жизнь стала в Минске, да и неудобная слишком. 
 
– Решили мы дом кирпичом обложить – и теплее, и вид лучше. Но теперь нужно на все разрешение получать в исполкоме, да еще и платить за это. Но ведь это мой дом, какая разница, что я в нем делать буду? Люди сами хотят сделать, ничего не просят, так радоваться нужно!
 
Хозяйка рассказывает, что хозпостройки они будут сносить и перестраивать. Исполком требует, но они и сами видят – ветшает, а хозяйство требует догляда. Пожаловалась женщина и на коммунальные платежи, налоги: все дорого стало, льготы не положены, потому что в доме прописана дочка с семьей. 
 
– А мне и говорят: гоните дочку! Как же можно-то? А ее детки – такая радость! – и слезы на глазах у бабушки.
 
– Ну, хоть что-то хорошее от столицы есть? Минская прописка для дочки и внуков, например.
 
– А какая разница, где жить – в городе или в деревне? Главное, чтобы работа была.
 
В Баторинском переулке активно идет строительство. Новые коттеджи скоро примут своих жильцов. Встречаются и участки, которые только ждут строительства. Деревенские дома смешались с красивыми особняками, сокрытые от посторонних глаз многоэтажными новостройками. Старожилы мечтают здесь остаться. И дело не в цене земли, дело в образе жизни. Каждый дом – своя история, своя душа. 
 
Баторинский переулок
 
Строительство в Баторинском переулке
 
Совсем неспокойно было хозяевам, когда Минск протянул свои щупальца к их домам. Не хочется покидать родной дом. К сожалению, не всем повезло. Небольшая часть деревни все же пошла под снос. По другую сторону Ратомской улицы началось строительство Олимпик-парка. Дома в самом живописном месте бывшей деревни – около заказника «Лебяжий», отселили. Больше всех за свое семейное гнездышко боролась семья Сечко.
 
Дом семьи Сечко
 
По правде сказать, им было за что бороться, дом практически не уступает коттеджам по другую сторону Ратомской. Но свою битву Сечко проиграли. О том, что эти дома пойдут под снос, говорили давно, признают счастливые владельцы домов противоположной части Ржавца. Но все же, когда это случилось, слегка испугались. Ведь никто не знает, а вдруг и их ожидает та же участь? Остается надеяться, что коттеджи защитят и маленькие деревенские здания, станут стеной на пути бульдозеров. 
 
Строительство Олимпик-парка
 
Когда я уходила со двора радушной Зинаиды Максимовны, хозяйка бросилась отсыпать мне яблоки. Белый налив уже поспевает. На мои робкие попытки отказаться, хозяйка не обратила внимания и нагрузила мне в сумку сочных плодов. Дома я достала яблоки и сказала детям, что одна бабушка им дала угощение.
 
Гостинец Зинаиды Михайловны
 
– Что бесплатно? – удивленно спросила дочка.
 
И мне стало грустно. Конечно, бесплатно! Для меня это еще естественно, а для дочери уже удивительно. Вот она душевность, о которой говорила гостья Зинаиды Максимовны, и вот она прагматичность, в которой растут наши дети. Мы точно должны что-то менять.
 
Автор: Анна Игнатеня, «Близкие Новости»
 













Чтобы оставить комментарий, войдите через любую социальную сеть или авторизуйтесь на сайте

Другие новости Лебяжьего




Каталог Лебяжьего


Лебяжий