Высотки, городской активизм и урбанизация. Как менялся и будет меняться Минск?

4848
Как последние 10 лет изменили наш город? Что жителям Минска ждать от будущего? Blizko.by поискал ответы на эти вопросы вместе с Александром Маляренко, заместителем заведующего лаборатории экономических проблем в строительства ОАО «НИИ Стройэкономика».

Александр Маляренко

Белорусы стремятся в Минск

В последние годы основной тенденцией является урбанизация, то есть увеличение числа городского населения и снижение числа сельского. Этот тренд характерен как для Беларуси, так и для большинства соседних стран. С 2000 по 2018 год городское население выросло с 69% до 78%. Получается, что люди переселяются и будут продолжать переселяться из мелких городских поселений в более крупные. Белорусы стремятся в Минск. И чем больше эта тенденция будет сохраняться, тем больше будет разрыв между Минском и остальной Беларусью. 
 
- В более ярком масштабе это видно на примерах соседних стран, в первую очередь, на Москве, где такой тренд наблюдался уже давно. Мы к такому не придем, там совсем другие масштабы, но проблематика схожая. Это противопоставление Москвы и всей России – все деньги в Москве, разрыв доходов, возможностей, - отмечает Александр Маляренко.
 
По словам специалиста, последние 10 лет у нас в стране была очень любопытная динамика по жилищному строительству. С 2009 по 2018 года показатели уменьшились на треть, но при этом обеспеченность населения жильем растет – начинали с 24 кв.м., перешли к более чем 27 кв.м. Связано это со снижением населения страны, а также с качественными изменениями жилищного рынка – площадью квартир, потребительскими предпочтениями. 
 

«Если много строят, - значит, есть деньги»

- Вообще объем ввода жилья отражает в основном ситуацию не в недвижимости, а в экономике. Если много строят, - значит, есть деньги. Раньше все это происходило во многом за счет кредитования из бюджета, сейчас нагрузка на бюджет стала поменьше. Еще лет 15 назад стройка считалась одним из главных локомотивов экономики, сейчас вклад строительной сферы куда скромнее и ее перспективы куда неоднозначнее. Усилилась угроза оттока кадров. А ведь уезжают, как правило, те, кто может выдержать конкуренцию - т.е. чаще компетентные специалисты, молодые профессионалы, - рассказывает Александр Маляренко.
 
В последнее время изменилась и инфраструктура Минска. В 2014-м ее готовили к Чемпионату мира по хоккею, позже – к Европейским играм. Эти объекты будут служить нам и дальше. В следующем году пройдет чемпионат мира по хоккею, который мы примем вместе с Ригой, и под этот турнир уже не нужно будет ничего строить. 
 
Подняли в Минске и досуговую культуру, ведь за последние 10 лет появились «тусовочные» Зыбицкая, Революционная и Октябрьская. Появление безвиза и приток туристов, привели к тому, что европейские путеводители стали писать о Беларуси. 

Сдают не в срок

Вскоре после чемпионата мира по хоккею 2014 года появилась проблема долгостроев, когда многие из возводившихся к турниру объектов не были сданы в срок. Наиболее яркие случаи для Минска:
  • Hyatt на улице Даумана. Здесь инвестор переоценил свои силы и не смог ввести объект ни в срок, ни после него. Кроме того, Hyatt – фактически строительство в зеленой зоне. Там была часть водно-зеленого диаметра Минска, который потихоньку подрезается объектами жилья, гостиницами, бизнес-центрами. Тот водно-зеленый диаметр, который начал формироваться в городе с середины прошлого века, был уникален, это признавали даже за рубежом. Минск тогда застраивался с чистого листа, и архитекторы могли воссоздать город таким, каким они его видели. Возрождали город с учетом влияния водной, воздушной и зеленой составляющих. Рассчитали, как воздух поступает в город, как проходит и куда уходит. Исходя из этого, строились промышленные объекты, влияющие на качество воздуха. Например, таких объектов нет на северо-западе Минска, потому что воздух оттуда идет в центр города. 

  • «Экс-Кемпински» – проблема и с зеленой зоной, и с тем, как это здание вписывается в окружающий ансамбль. Город, особенно его центр, был воссоздан после войны с чистого листа, и это позволяло архитекторам делать ансамбль. После 1991 года стали появляться единичные объекты, которые фактически вклиниваются в этот ансамбль без «уважения» к существующей застройке. Сам по себе «экс-Кемпински» – хорошее здание, но в том месте оно нарушает динамику пространства. Кроме того, ради постройки отеля снесли первую минскую электростанцию – памятник промышленной архитектуры.
  • Газпромцентр. Под этот амбициозный проект снесли автовокзал «Московский», интересный объект строительства уже времен независимой Беларуси. За проектирование и строительство автовокзала авторы были удостоены государственной премии. Тем не менее, капитал опять сыграл свою роль. Если он находит лучшее применение таким территориям, под нож бульдозера уйдут и объекты вроде автовокзала «Московский». 
  • Комплекс «Минск Мир» - это отдельная тема, крайне амбициозный проект. Кто же не хочет видеть в столице крупный финансовый и бизнес-центр? Яркие примеры – высотная застройка центра Варшавы, Вильнюса, «Москва-сити», но у нас может не оказаться ни таких финансовых возможностей, ни таких бизнес-амбиций. Судя по примерам среди крупных столичных строек, боюсь, что итоговый вариант комплекса будет очень отличаться от изначального.
 
- Есть проблемы и с новостройками. Показательный пример – «Дом у Троицкого». Проект по-своему интересный, но здание нарушает концепцию водно-зеленого диаметра. Объект довлеет над уютным Троицким предместьем, разрушает силуэт города. Такие кейсы, как «Дом у Троицкого» и находящаяся рядом с ним Осмоловка, способствовали рождению городского активизма. Люди обсуждают – в городе строится не совсем то, что хотелось бы видеть жителям. Они начинают относиться к Минску как к живой среде, а не только как к месту работы и ночлега, - говорит Александр Маляренко.
 
Дом «У Троицкого» - один из первых объектов, затронутых городским активизмом.
 
Возьмем центр города, Октябрьскую площадь. Это не самое здоровое место в плане архитектуры. В золотой век сталинского ампира, когда она появилась, не знали, что с этой площадью делать. Для парадов, демонстраций есть другие площади, а эта так и осталась пустоватой, словно неживой. 
 
- Да, под землей там торговый центр, а еще это единственная пересадочная станция метро. Казалось бы, огромный поток людей, но площадь мертвая, и иностранцев это особенно удивляет. Потом построили Дворец республики – хорошая концертная площадка, вроде бы шаг в правильном направлении. Но устаревший проект площадь не оживил. Бизнес-центр сербских бизнесменов Каричей и здание А1 стали для площади новыми испытаниями, - отмечает специалист.

Тенденции будущего

Если говорить о будущем, он отмечает, что в Минске, как и по всей стране, будет развиваться городской активизм. Возможно, что лет через 30-50 именно он, а не АЭС, будет считаться самым важным явлением в строительной сфере нашего времени. Речь о взаимодействии общества и застройщиков, инвесторов, государственных органов, о том, слышат ли они друг друга. 
 
В советское время система находилась на первом месте, человек – на втором. Сейчас старая модель города остается, но горожане больше не являются рабочей силой в советском смысле, что ведет к переосмыслению городских пространств. Территории заводов «захватывают» IT-компании, отели, магазины. Все это серьезно меняет отношение к городу, и так будет и дальше. Все то, что не соответствует рынку, бизнесу, требованию современного горожанина, будет и дальше выноситься за пределы города. Здесь как никогда важна роль городского активизма и по-настоящему независимого экспертного сообщества для формирования баланса интересов различных сторон, вовлеченных в развитие города, защиты его долгосрочных интересов.
 
- Молодое поколение еще и по-другому определяет, какое жилье им нужно. Выросло поколение, которое активно ездит по миру, работает или успело пожить за рубежом. Для них жилье не обязательно должно быть своим, съемная квартира или дом – более мобильный и удобный вариант. По расчетам, в постсоветских странах человек может накопить на свою квартиру примерно за 40 лет, в том же Париже или Лондоне эта цифра еще выше. Там чаще живут не в своем жилье, а в арендованном. То есть по мере роста спроса сначала в Минске, а затем и в других городах сфера арендного жилья будет расширяться, - высказывает вое мнение Александр Маляренко.
 
Разгрузить Минск помогут города-спутники. Здесь вопрос будет в инфраструктуре, которая, как правило, отстает от жилищного строительства. Это не только школы и детские сады, но и элементарные кафе и рестораны, кинотеатры и магазины. Кроме того, увеличение населения создает нагрузку на транспортную сеть, которая до этого не была рассчитаны на новые потоки. 
Нельзя не упомянуть высотное строительство. В этом году ожидается открытие 37-этажной высотки «Лазурит». 
 
 
- Высотное строительство в Беларуси будет развиваться, но многое зависит от состояния экономики, поскольку такие проекты очень капиталоемкие. Безусловно, здесь не стоит ожидать появления дубайских небоскребов или высоток вроде «Москва-сити». Кроме того, в Минске все еще хватает площадей для строительства, чтобы не расти вверх. Надо просто более эффективно использовать имеющиеся возможности и выносить за пределы города неэффективные производства. Вопрос еще и в особой нормативно-правовой базе, потому что высотки – это другие требования к проектированию, пожарной безопасности, отмечает Александр Маляренко.

Обещают построить одно, а строят другое

Любопытно узнать, что выйдет, когда построят «Минск Мир». За последние 5 лет инвесторы показывали несколько абсолютно разных картинок. Это проблема профессионального сообщества, которое обещает построить одно, а строит другое. Вопрос еще и в роли главного архитектора города, незыблемости генерального плана и его открытости для населения – ведь есть же генеральный план. Соответственно, нужна уверенность, что генплан не будет перекраиваться под каждый новый объект, чтобы можно было узнать «правила игры» на долгосрочную перспективу. Как в случае с «Лебяжьим»: был же заказник, но ничего не помешало указом изменить его границы. 
 
- Сейчас главную роль играет заказчик, тот, у кого деньги. Поэтому появляются какие-то неоднозначные объекты. Но при росте значимости профессиональной репутации и профессионального сообщества, при налаживании взаимодействия с городским активизмом может появиться комфортная и экономически выгодная городская среда. Положительные примеры баланса интересов уже появляются, вопрос в том, чтобы они стали постоянной практикой, - подытоживает Александр Маляренко.
 
 

Фото: pixabay.com, smp.by, sb.by, realt.onliner.by

Надежда Филипчик

Близкие Новости














Чтобы оставить комментарий, войдите через любую социальную сеть или авторизуйтесь на сайте

Другие новости Минска




Каталог Минска


Назад