Музыкант Сергей Долгушев о жизни в США: «У нас в месяц многие 150 долларов получают, а там за день их можно заработать…»

5952 Обновлено:
Недавно певец, музыкант, создатель и руководитель «Спеўных сходаў» и проекта «Tradycyja» Сергей Долгушев вернулся из Америки и рассказал Blizko.by о жизни в этой стране.

Фестиваль хоров в украинской церкови Чикаго. Фото из архива Сергея Долгушева.
 
О концертах
 
— Все началось с того, что моя жена Виолетта выиграла грин-карту и мы решили полететь вместе в Америку, — рассказывает музыкант.— Для меня это были уже третьи гастроли в США, на этот раз более продолжительные. Первое время приходилось нелегко, жил только мыслями о Беларуси. Просыпался и сразу читал новости. У меня была тоска по друзьям и творческим проектам. Но постепенно возможности для творчества начали открываться и в США.
 
Жили мы в 30 километрах от Чикаго, в Вуд-Дейле. Общались в основном со знакомыми белорусами и поляками, появились друзья из России, Украины, Чехии. Вместе с талантливыми музыкантами Алексом Кофманом и Татьяной Меламед мы создали проект «The Music of Our Roots» на основе еврейской, белорусской, балканской музыки.
 
Первые выступления состоялись в Чикаго и пригородах, потом в Нью-Йорке: много концертов было в польских клубах, проводил Коляды, обряд «женитьба Терешки». Организовал для белорусских детей музыкально-интерактивные занятия с песнями и играми. 
 
— А концертов было много?
 
— Концертов было много и не только для белорусов. Например, в знаменитом Бостонском колледже, куда меня пригласил профессор Курт Вулхайзер. Надя Илькевич пригласила в городок Афины в штате Огайо. 
 
Студенты местного университета пришли на концерт. Это был полный этно-отрыв.
 
Потом еще несколько дней американцы не могли успокоиться, все пели наши народные песни и водили хороводы.
 
Афиша концерта в Бостонском коледже
 
Уверен: за границей мы интересны только своими традициями, культурой, своей самобытностью. Когда в зале только американцы, рассказываю про песни, начинаю с ними петь так же, как в Беларуси на «Спеўных сходах». Они сразу подхватывают. Интерес очень большой. Американцы легко танцевали под «Лявоніху», как под ирландские песни, и хором пели «Мядунiцу». Я им показывал колесную лиру, рассказывал о ней, давал сфотографироваться…
 
О том, есть ли в Америке струны для лиры
 
 – На одном из концертов на лире лопнула струна, — вспоминает собеседник. — Начал искать, где можно купить. Америка – страна гитар. Нашел специализированный магазин, где только струнные инструменты: скрипки, виолончели, контрабасы. Приношу, показываю лиру, а они: «Ого! Что это вообще такое?». Никакие струны мне не подходили. Так они на станке сделали мне нужную струну, а потом еще и подарили вторую: «Вот тебе на память о нас!». Есть у американцев дружелюбность и желание помочь. Бывает, даже на улице остановишься, а к тебе подходят и спрашивают: «У вас все нормально?». 
 
О зрителях
 
— Зрители разные. Были концерты, на которые в основном американцы приходили. Случались и такие, где почти одни поляки и несколько белорусов, и те, где большинство белорусов. Там, где сплоченные комьюнити, большой интерес к белорусской культуре. Люди собираются, проводят мероприятия. Где белорусов немного, они прибиваются к русскоговорящим и растворяются в них.
 
Ведь у многих и на родине не было интереса к нашей культуре. Конечно, когда они переезжают, ничего не меняется. А есть такие, у которых, наоборот, на фоне ностальгии по родине просыпается интерес и уважение к родному языку и культуре.
 
«Спеўны сход» в Калифорнии. Фото из архива Сергея Долгушева
 
Часто получается, что я открываю людям другую Беларусь. Не только в Америке, но и у нас. Приезжаешь в провинцию, выступаешь, показываешь дудки, колесную лиру – все в восторге: «Вау, что за инструменты!».
 
То же самое среди эмигрантов. Живет много советских стереотипов, вроде: наше – это колхозное, неинтересное. А когда я им показываю увлекательную игру или мы поем вместе, то это уже совсем другой подход. Люди реагируют иначе, начинают воспринимать нашу культуру: «Ничего себе! У нас такие песни? У нас такие инструменты есть?».
 
О ценах 
 
– Впечатляют цены на продукты. Везде большие скидки: берешь виноград по доллару, помидоры по 50 центов. И много всяких фишек: ящик чипсов – 4 доллара. Пончики, которые любит Гомер Симпсон, – 4–5 долларов за целую коробку. В голове сразу: «Вау, вау, вау! Беру!». Несешь на кассу, а там за доллар три шоколадки. Потом, конечно, начинаешь замечать, что организму не очень приятно. Потому что это не очень качественные продукты, поэтому они и недорогие. 
 
«KFC» и «Burger King» – просто как наши столовые. Долго туда еще не буду заходить. В Беларуси я сейчас просто наслаждаюсь нашими продуктами. Вкус сыра, молока, яиц – все настоящее, как в деревне. 
 
О стремлении американских подростков к заработку
 
 — В Америке подростки очень рано начинают работать. Им хочется купить себе машину сразу же. Машины и в целом техника там недорогие. В Штате Иллинойс в среднем в час зарабатывают 15–20 долларов, минимальная оплата 10 долларов в час. Более квалифицированные специалисты – 25–30 долларов. У нас в месяц многие за 150 долларов работают, а там за день их можно получить. На машину легко накопить. Автомобиль там как у нас мобильный телефон. В семье может быть три-четыре машины. Водить там с 16 лет разрешено. И личный транспорт очень нужен. Те, кто живет в центре, еще могут пользоваться общественным, но для остальных это не вариант: расстояния очень большие.
 
О том, cколько стоит спасти в Америке кошку
 
 – Возвращался из Бостона после концерта в университете. Мне пишет жена, что кошке нужно делать кесарево. Ветеринары сказали, что котенок не проходит, придется оперировать. Скорее всего малыш не выживет, но можно попробовать сейчас, иначе потом уже будет поздно. Операция будет стоить 1800 долларов. Спросили, готовы ли мы? Мы, конечно, сказали, что нужно его спасать. Все закончилось хорошо. Все выжили: и кошка, и котенок. Родился такой здоровенный американец, с хорошим аппетитом. Все процедуры стоили в районе двух тысяч долларов. Я не задумывался про деньги. Это живое существо и ему нужно было помочь.
 
Рассказал об этом у себя на странице в фейсбуке, но не все меня поддержали. Написали, что в деревне меня бы не поняли: «Это же две коровы можно купить за эти деньги!»
 
 
Об американском укладе жизни
 
— В Америке совсем другой уклад жизни. У людей нет времени на встречи. У всех много работы, после нее семья и дом. Первое, что сразу бросается в глаза: все направлено на зарабатывание денег. Нет европейского баланса: встретиться с друзьями после работы, посидеть, выпить кофе, пообщаться. Только если иногда на выходных. И всегда надо договариваться заранее.
 
Сергей с женой Виолеттой на улицах Сан-Франциско. Фото Нади Нортон
 
Ощущения забавные после шести месяцев в отъезде. Во всем в Беларуси для меня есть душа, что-то близкое и родное. Но есть и другое ощущение – такой публичный зажим, закрытость. Даже на концертах люди скрывают свои эмоции. В Америке только начинаешь играть, люди реагируют, сразу начинают двигаться, отстукивать ритм, подпевать. Просто не сдерживают своих эмоций…
 
PS. В Беларуси Сергей Долгушев занимается популяризацией белорусских народных обрядов и песен. Подробнее об этом можно узнать здесь.
 
 

Ксения Терешкова

Близкие Новости

 







Чтобы оставить комментарий, войдите через любую социальную сеть или авторизуйтесь на сайте

Другие новости Минска




Каталог Минска


Назад