«Мечтаю изучить что-то из семитской группы языков». Секреты минского полиглота

2 1329
Для многих из нас иностранные языки – настоящая проблема. Вроде бы знать их полезно и в работе, и в жизни, вот только даже те, кто находит время подобраться к языкам, нередко их бросает на полпути. Но мы нашли минчанина, у которого точно нет такой проблемы. Айтишник Артем Чеботько, помимо двух государственных языков, в той или иной степени владеет английским, немецким, испанским, украинским, польским языками, и даже не планирует на этом останавливаться. Как у него все это получается? Минский полиглот поделился своими лайфхаками с Blizko.by.

 
 — Языки – твое хобби?
 
 - В текущий момент – да. Хотя они очень помогают, потому что по работе приходится общаться с носителями английского и немецкого языков. Раньше еще хорошо знал испанский, но без практики тяжело поддерживать его уровень. Грамматические конструкции хорошо запоминаются, а лексика без тренировки очень сильно проседает. Сейчас усиленно изучаю немецкий, так что испанский начну подтягивать позже. 
 
Увлекаюсь посткроссингом, поэтому испанский тренирую при общении с носителями языка. Когда подписываю открытки, стараюсь использовать родной для адресата язык, если у него в профиле не указано противоположное.
 
 - Откуда такой интерес к языкам? Со школьных времен?
 
 
 - Английский начал учить еще до школы, родители водили в специальную группу выходного дня. Позже оказался в школе с языковым уклоном, где с первого класса занимался английским, а с седьмого подключил испанский. 
 
- В любом случае, вряд ли до школы ты серьезно занимался английским, скорее были какие-то игровые занятия.
 
- Нет, это было очень давно, и в то время у нас хорошо преподавали таким детям английский. На дворе стоял 1990 год. Понятно, что к правилам мы приступили только в первом классе, но даже та лексика, что нам тогда дали, по ощущениям круче, чем объем лексики в нынешнем третьем классе обычной школы.
 

Учим английский по компьютерным играм

 
 
- Получается, из школы ты вынес английский и испанский языки.
 
- Верно, причем с английским в школе была забавная ситуация. Первые шесть лет у нас каждый год менялись учителя, и это очень сильно влияло на педагогический процесс. Ты привыкаешь к одному человеку, но учитель меняется и приходится подстраиваться под кого-то нового. Так что к пятому классу у меня появились большие сложности с языком, но мне помогло обучение в игровой форме.
 
Как показала практика, игра – это вообще лучшая форма для изучения чего-либо, не только языков.
 
 - Как именно тебе это помогло с английским?
 
 - Мне попались компьютерные игры, в которых было очень много диалогов и самого разного взаимодействия с персонажами, которое строилось именно на них – надо было убеждать персонажей, о чем-то с ними договариваться и так далее. Там хватало сложной лексики, но, поскольку это было интересно, я втянулся. Сидел со словарем, переводил то, что они говорили, и за лето очень сильно подтянул язык.
 
Потом появился интерес к языку, и моего уровня стало хватать на то, чтобы читать и смотреть больше англоязычного материала. Когда уровень низкий, очень сложно найти подходящий материал, а для хорошего уровня есть и литература, и игры. Так что к окончанию школы английский у меня был хороший.
 
С испанским тоже все было неплохо, преподаватель даже организовывала нам встречи с испанцами. При общении с ними на их языке есть некоторые нюансы, в частности, из-за того, что жители испаноговорящих стран очень темпераментные. Когда они забывают, что говорят с иностранцем, они могут очень сильно ускорять речь, а это влияет на понимание.
 
 - Как в 90-е тебе удавалось находить материалы на иностранных языках?
 
 - Понятно, что до начала 2000-х Интернета не было, но хватало печатной литературы. Никто не отменял библиотеки, а там большой запас литературы на иностранных языках. Плюс много учебников мне досталось от родителей, причем раньше в хороших учебниках печатали много аутентичных текстов для чтения. 
 
 
Работа с такими текстами сильно помогает в изучении языков, потому что сухая лексика и грамматика больше подходит для людей старшего возраста. Они понимают, зачем им язык, и сами для себя устанавливают мотивацию.
 
 - Слушай, но ведь текст – это не только про то, чтобы сделать язык интереснее, это и про его использование.
 
 - Текст – да, особенно художественная литература. Но тогда, в школе, у меня практика языка была скорее связана с играми. Шла первая половина 90-х, игры были или вообще не переведены, или переведены не очень качественно. Если ты хотел погрузиться в игру, тебе было никак не избежать практики английского. В наше время все по-другому, производители игр сами нанимают носителей языка для перевода уже на этапе разработки продукта.
 

Айтишник-полиглот

 
 - Как с такими навыками ты оказался не в лингвистике?
 
 - До какого-то класса хотел идти во врачи, позже ощутил предрасположенность к технической специальности. Подавал документы во БГУИР и БГУ, больше понравилось в БГУ. По специальности я преподаватель физики и информатики, специализация – компьютерное моделирование физических процессов.
 
 - Чему вас учили?
 
 - Кроме педагогики, мы делали на компьютере модели некоторых физических явлений, например, взаимодействия частиц с кристаллическими решетками. Опять же, там пригодились мои языки, потому что любой язык программирования по структуре очень похож на естественные языки.
 
 
 - Знание языков сильно помогает в программировании?
 
- Любое знание, которое можно развить, очень сильно влияет на качество работы, да и на уровень интеллекта. Одна из причин, почему я изучаю языки, как раз связана с тем, что они помогают держать мозг в тонусе.
 
Если человек какое-то время не занимается обучением – именно обучением, а не умственным трудом – происходит что-то вроде стагнации ума.
 
Ухудшается восприятие, качество запоминания нового материала. А если мы учимся в какой-то одной сфере, это положительно влияет и на все остальные сферы нашего мышления. На мой взгляд, как раз этому и учат в вузах – не специальности, а тому, как учиться.
 
 - С чего для тебя начался немецкий?
 
 - Да просто захотелось изучить еще один язык. Мог развивать испанский, но компания, где работаю, взаимодействует с Германией, так что изучение немецкого показалось еще и полезным. Было много рабочих материалов на немецком, которые не переводились на английский, так что на их основе я и начал изучать язык. Два года пытался сам для себя построить учебный процесс на основе опыта изучения предыдущих языков.
 
 - Получилось?
 
 - Набрался лексики, и это позволило мне свободно читать, но оставались большие проблемы в грамматике. Еще очень не хватало общения, потому что по работе общения с немецкоговорящими тогда было не так много. Пошел в языковую школу. Там мне дают текст – свободно читаю его и понимаю, но не могу ничего сказать. Сейчас у меня то же самое с украинским и польским. Свободно читаю на этих языках и понимаю их на слух, но что-то сказать могу только на украинском. По-польски немного высказываюсь, используя белорусский через слово, но без словаря не могу подписать открытку. В польском языке очень много звуков, которые сложно передаются на письме, пока что их не освоил.
 
 - Твое мнение по языковым школам – стоит туда идти?
 
 - Это зависит от возраста и количества свободного времени у человека. Если речь о ком-то взрослом, у кого есть семья и работа, такому человеку сложно выделить время на регулярные занятия, а если заниматься не постоянно, эффект будет другим.
 
Языковая школа играет роль мотиватора, к тому же ты общаешься с преподавателем и одногруппниками. Кстати, в апреле, когда все перешли на дистанционное обучение, заметил, как не хватало личной коммуникации с другими учениками. 
 
Вообще, тут как с посещением спортзала. Можно, конечно, заниматься дома, но если ты заплатил деньги за абонемент, сам этот факт будет тебя мотивировать не прогуливать тренировки.
 

Что мотивирует изучать языки?

 
- Зачем тебе украинский и польский языки?
 
 - Как и в случае с другими языками, для меня важно читать на них литературу. Где-то читал такую мысль: чтобы понять язык, надо услышать, как на нем звучит поэзия, молитва, и как на нем разговаривают люди. Каждый язык – история людей, которые его развивали, литература – тоже большой и важный пласт. Ни для кого не секрет, что любая религия также дает большой толчок развитию языков, и это очень интересно.
 
Плюс, одно из моих хобби – каллиграфия, и есть много языков, которые здорово изучать с точки зрения знаков, графики. Мечтаю изучить что-то из семитской группы языков, к которым относятся, например, арабский и иврит, это интересно просто с точки зрения каллиграфии.
 
 
А еще это встряска в обучении, потому что семитские языки – совершенно другой подход, другие эмоции.
 
Вообще, любой язык в том числе несет в себе эмоции, и, говоря на другом языке, начинаешь себя по-другому чувствовать.
 
Плюс семитские языки хранят огромный исторический пласт, и это тоже очень интересно. Если говорить про арабский язык, он связан с исламом. Иврит – немного синтетический язык, потому что он был восстановлен только в середине 20 века с воссозданием Израиля, но на чем-то похожем все-таки написаны иудейские религиозные тексты.
 
 - Как изучаешь украинский и польский?
 
 - Читаю оригинальную и переводную литературу по-украински. Нашел для себя аудиоматериал на украинском, который можно слушать в машине, но мне как визуалу все-таки удобнее читать тексты.
 
 - Сразу читать литературу – это серьезно.
 
 - Если сейчас стану читать тексты на итальянском или французском, смогу их понимать через слово, потому что знаю испанский, а все романские языки похожи. Что касается украинского, то, если знаешь белорусский, он воспринимается очень легко. Надо было выучить пару типичных для украинского букв и послушать, как звучит украинский текст, и все стало понятно. С польским у меня почти то же самое, белорусский очень помогает в силу того, как прочно переплетены эти языки.
 
 
 - Интерес к культуре мотивирует тебя изучать языки?
 
- На самом деле, да. Мне очень нравится учить стихи, тем более на иностранных языках, хоть это и сложно. Понятно, что без тренировки не смогу выучить на иностранном столько же материала, сколько на русском. Очень люблю стихотворение Льюиса Стивенсона «Вересковый мед», хоть оно и трагичное. Смог его выучить только по-русски.
 
- Как поддерживаешь уровень уже известных тебе языков?
 
 - Что касается испанского, подтягиваю его на основе переписки и посткроссинга. В рабочей коммуникации с иностранцами не всегда получается использовать другие языки, кроме английского, потому что сейчас европейские компании стали очень мультинациональными и поэтому тянутся к английскому. Хотя в неформальной обстановке можно общаться с немецкими коллегами на их языке, и это большая практика.
 
С немецким мне еще помогают аутентичные тексты, ту же историю лютеранства неправильно изучать без отрыва от языка. Можно подписывать открытки по-немецки – в Германии очень много посткроссеров. Многие немецкие пенсионеры заводят себе какие-то хобби, в том числе и посткроссинг. На открытке, понятное дело, много текста не напишешь, но можно написать письмо и положить его в конверт к открытке.
 

«Читать на языке оригинала – непередаваемое ощущение»

 
 - Читаешь художественную литературу на иностранных языках?
 
 - На немецком – нет. В отличие от английского, по моему опыту, интересная литература на немецком очень сложна для понимания. Не берусь за нее, пока не тот уровень, поэтому и продолжаю изучать немецкий. Не силен в современной немецкой литературе, но того же «Парфюмера» читать несложно, однако у Кафки или Гессе немецкий намного сложнее. К тому же в любом языке можно сильно играть словами, и чтобы понимать подтекст произведения, нужно очень хорошо знать язык.
В любом случае, читать на языке оригинала – непередаваемое ощущение.
 
Когда читаешь стихотворение на языке перевода, это не столько то, что вложил в стих поэт, а то, что вложил переводчик.
 
И читать без перевода – потрясающе, для меня это важно.
 
На других языках тоже читаю в основном техническую литературу. Сейчас для меня чтение – способ переключиться, в основном читаю не очень сложные книги на русском языке. Попробовал прочитать «Цитадель» Экзюпери, но дочитал только до середины, потому что там очень много аллегорий. Их надо обдумывать, а в уставшем состоянии это тяжело сделать. Но все равно не читаю массовую, современную литературу, скорее могу переключиться, например, на сказки.
 
 - Изучать языки – дорого?
 
 - Да, и чем старше ты становишься, тем дороже. С возрастом на изучение материала требуется больше времени, чем в молодом возрасте, а время дорого. Еще сейчас очень дорогие книги – понятно, что многое можно найти в Интернете, но мне легче воспринимать бумажную книгу, чем электронную. 
 
 - Что в изучении языков представляет для тебя трудность?
 
 - Сложнее всего с материалом, который ты по какой-то причине пропустил в процессе обучения. Например, в немецком языке очень большой упор делается на так называемые глаголы с управлениями. Это глаголы, которые требуют после себя определенных предлогов, а существительные после этих предлогов тоже должны быть в определенных падежах. Споткнулся об этот материал, он очень сложный.
 
Не припомню какие-то трудности при изучении английского, в испанском же были проблемы при восприятии диалектов. Тот каталонский испанский, что нам давали в школе – это такой «сферический конь в вакууме», как и литературный английский, его сложно встретить в реальной жизни. Есть очень много испаноязычного материала из стран той же Латинской Америки, и его тяжеловато понять. Во Франции есть определенное учреждение, которое поддерживает сохранение классического французского, в Испании же такого нет.
 
Фото: pixabay.com и архив героя.
 
 - Ты не первый раз упоминаешь французский. Этот язык тоже в сфере твоих интересов?
 
 - На самом деле, нет. Я его немного понимаю и при необходимости могу найти информацию по-французски. Возможно, со временем начну учить этот язык, но разобраться во французском тексте смогу и без этого. Хотя во французском мне нравится то, как связаны его фонетика и письменная форма – имею в виду ситуации, когда у тебя километровое слово, но оно читается как два звука.
 
Это объясняется тем, что монахи, которые в древности переписывали тексты, получали жалование за их объем. Поэтому они старались удлинить то, что пишут. Не знаю, шутка это или нет.
 

«Некоторые люди считают меня заучкой»

 
- Как окружающие реагируют на твое знание языков?
 
 - Некоторые люди считают меня заучкой. Спрашивают – зачем тебе языки, почему ты выпячиваешься и тратишь на это деньги? С возрастом к таким вещам начинаешь относиться проще. У всех людей есть свое мнение, они имеют на него право. Я придерживаюсь своей точки зрения, знаю, зачем изучаю иностранные языки и как их выбираю. 
 
Те же, кто интересуются языками, связаны с литературой или каллиграфией, воспринимают мое знание языков положительно. С ними можно обсудить какие-то нюансы, методы изучения.
 
 - Случаются забавные истории, связанные с языками?
 
 - Да, на работе. Во время видеоконференции с немецкой стороной они говорят со мной и моими коллегами по-английски, а в разговоре друг с другом часто переходят на немецкий. Наверное, предполагают, что мы не знаем немецкий, и могут обсуждать нас, говорить о чем-то, не связанном с работой. Однажды я не сдержался и по-немецки попросил их вернуться к теме разговора, это очень шокировало людей. Мне кажется, не очень вежливо общаться между собой на языке, который не понимают ваши собеседники.
 
 - Ты веришь в будущее автоматического перевода?
 
 - Знаешь, в связи со спецификой работы вообще не верю в то, что автоматика полностью заменит человеческий фактор.
 
Судя по тенденциям развития информационных систем, человек все-таки будет востребован на конечном, контрольном этапе их работы.
 
Конечно, развиваются нейросети, автоматизированные переводчики, машины накапливают знания, в том числе и за счет исправлений пользователя. Но компьютеру все равно очень далеко в плане языка до возможностей человека. Язык – достаточно живая вещь, которую сложно смоделировать, это все равно что создать искусственный разум. Мы можем смоделировать сложную систему, которая будет принимать решения, но она будет делать это на основе того, чему ее научили люди. Думаю, мыслить и принимать решения, как человек, система еще очень долго не сможет. Ну и чтобы полностью ощущать язык, должна быть душа, этого не хватает и искусственному интеллекту.
 
 - Какие у тебя отношения с белорусским языком?
 
 - Очень его люблю. Возможно, не так хорошо знаю его, как русский, но просто долго не уделял ему должного внимания. С русским, впрочем, тоже были проблемы, и за это мне очень стыдно.
 
Стараюсь читать художественную литературу по-белорусски, говорить с людьми по-белорусски, особенно если человек сам общается на этом языке. Сталкивался вот с чем. К нам приходили клиенты и начинали говорить по-белорусски, а им отвечали по-русски, возникали вопросы. Хотя это крайняя ситуация, когда люди просто хотят за что-то зацепиться. 
 
В каждом языке есть свои особенные черты, и в белорусском мне очень нравится словообразование.
 
Там много самобытных, описательных слов, в них вложено столько смысла, что это не может не вызывать восхищения. Самый базовый пример – названия месяцев, и таких примеров очень много. По сравнению с этим русский язык скучный.
 
 - В заключение дай пару советов для людей, которые хотят всерьез заняться иностранным языком.
 
 - Назову то, что, по моему мнению, может помочь. Во-первых, используйте необучающий, живой материал, и чем больше, тем лучше. Например, смотрите фильмы, если сложно воспринимать речь на слух, используйте субтитры. По возможности читайте или слушайте вещи на иностранном языке, музыка с текстом очень помогает, и вообще пытайтесь разнообразить процесс обучения.
Обязательно используйте игровые формы обучения – с точки зрения педагогики, это важно для всего, не только для языков. Не забивайте на грамматику, потому что на определенном уровне языка ее будет очень сильно не хватать. Это касается и родных языков, не только иностранных.
 
И еще сделайте так, чтобы вам пришлось разбираться с иностранным языком, это как «обучение плаванию методом бросания в бассейн». У меня, например, интерфейс на многих устройствах переведен на немецкий. Это очень помогает, например, при изучении лексики по информационным технологиям. 
 

Нажежда Филипчкик

Близкие Новости














Обсуждение
5
8
-3
Позабавила формулировка "в той или иной степени владеет" :) У нас чуть ли не каждый второй-третий житель Беларуси понимает украинский и польский, особенно в приграничных регионах.
А так герой интервью молодец, успехов ему в изучении новых языков.
Санчос ранчо # 23.07.2020 в 20:00:54
4
9
-5
Нуа я зато руским влодею в совиршенстве и я этим горжусь.
Напиши комментарий и выиграй суши сет 1,3кг!
Чтобы оставить комментарий, войдите через любую социальную сеть или авторизуйтесь на сайте

Другие новости Минска




Каталог Минска


Назад