Девочкам в футболе не место? Эта футбольный арбитр не согласна

2 1515
Анастасия Данченко переехала в Минск в 2006 году. За 14 лет в столице девчонка из деревни в Витебской области закончила университет и успела, помимо всего прочего, закрепиться в не самой привычной для женщин профессии – работе футбольного арбитра. Настя рассказала Blizko.by о том, как училась справляться с давлением от футболистов, а еще о том, в чем проблема современных уроков физкультуры.

 
- Откуда ты родом?
 
- Витебская область, деревня Клюковка в Оршанском районе. 20 километров от Орши, 60 – от Витебска.
 
- Кто ты по основной, не судейской специальности?
 
- В вузе изучала тренерскую деятельность, специальность – тренер по легкой атлетике. Работаю инструктором по спорту в детском оздоровительном центре «Лидер» в Ждановичах. Туда в качестве поощрения отправляют одаренных детей из минских школ, например, победителей олимпиад.
 
- Что тебя привело в футбол?
 
- Сразу оказалась в судействе, до этого не была знакома с футболом. Как стала судьей? Дело в том, что у нас на работе летом обычно берут второго инструктора по спорту, потому что количество детей увеличивается. И вот вторым инструктором как-то взяли Станислава Юрьевича Савицкого – это бывший судья, хотя, может, бывших судей не бывает. Савицкий еще работает тренером по футболу, и он привез к нам своих подопечных. Решили провести чемпионат центра по футболу, и Станислав Юрьевич мне говорит – иди посуди! Отнеслась к этому как к обычному мероприятию и пошла судить. А после чемпионата он мне говорит – мне кажется, ты похожа на судью, может попробуешь этим заняться? 
 
Я тогда мало что знала о футболе, не очень разбиралась в правилах. Так что пришлось долго их изучать, Станислав Юрьевич мне все объяснял. Он же потом предложил мне попробовать поступить в Школу молодого арбитра – поступила, отучилась два года. Все закрутилось, мне так понравилось в судействе.
 
 
- Во сколько лет ты пришла в судейство?
 
- В 28. Знаю, что это поздно. Сейчас стараются начинать пораньше, лет в 18-19, хотя в таком раннем возрасте тоже не очень хорошо становиться судьей. В тебе тогда играет юношеский максимализм и ты как-то несерьезно подходишь к этому делу. Наверное, стоит приходить лет в 25, когда у тебя уже есть какой-то стержень внутри и ты знаешь, чего хочешь от жизни.
 
- И заодно можешь не поддаваться психологическому давлению от игроков на поле. 
 
- Да, хотя, думаю, зрелый человек тоже может поддаться прессингу. Вообще, надо быть психологически подготовленным к тому, чтобы судить матч, потому что это большая ответственность. От твоих решений зависит многое.
 
- А ты сама чувствуешь какое-то давление во время работы?
 
- Нет. Просто я ко всему так отношусь, что меня сложно сломать. Иногда говорят – как это девушка будет судить парней? Но нельзя отдельно выделять судей-девушек, ты – арбитр, и все. Просто не обращаешь внимание на то, что кто-то может высказать в твой адрес. Нужно понимать, что человек может сказать грубость на эмоциях, потому что он проигрывает или потому что что-то случилось не так, как он хотел. И необходимо настраиваться на игру.
 
- Когда ты переехала в Минск?
 
- Я училась в училище олимпийского резерва, закончила 11 классов, и нужно было поступать. Приняли с тренером решение, что буду учиться в Минске. Поступила в БГУФК, нашли здесь нового тренера. 
 
- На чем конкретно в легкой атлетике ты специализировалась?
 
- Бег на среднюю дистанцию – 800 и 1500 метров, еще бег с препятствиями. Начинала со школьных соревнований, выезжали и на районные соревнования. То есть сразу занималась бегом, хотя, когда попала в училище олимпийского резерва в Мозыре, тренер начал сомневаться во мне. Говорил, что не очень подхожу для бега по антропометрическим данным, предлагал попробовать метание. Месяц-два этим занималась, но все-таки метание – это не мое.
 
- Какие нужны данные для бега?
 
- Человек должен быть высокий, стройный, выносливый, а дальше все зависит от дистанции. Если бегаешь на короткую дистанцию, нужны скоростные качества, если на среднюю или длинную, важна выносливость.
 
 
- А как ты попала из Клюковки в Мозырь?
 
- Вначале выиграла соревнования по Оршанскому району, попала на областные соревнования. На них, в Витебске, никто из тренеров почему-то не захотел со мной работать, говорили – обычная девочка, таких много. Тогда мой дядя, тренер по греко-римской борьбе из Гомеля, захотел мне помочь. Отправил меня к знакомому тренеру в училище олимпийского резерва в Гомеле. Дней 20 потренировалась там, думала, что меня отправили туда как в лагерь. А потом гомельский тренер предложил поступить в мозырское училище олимпийского резерва, все получилось, и я проучилась там три года. Кстати, когда с мозырским училищем приехала на первые для себя республиканские соревнования, витебские тренеры сказали – это же наша девочка, давайте она будет приносить очки и нам, и вам. Но я не согласилась, видимо, взыграла обида.
 
Потом перебралась из Мозыря в Минск. Закончила тренироваться, потому что получила травму и, мне кажется, немного не сработались с тренером. Говорю ему, что мне больно бегать из-за травмы, а он отвечает – представь, что у тебя ничего не болит, и бегай.
 
- Что за травма?
 
- Смещение позвонков, они как будто немного провалились внутрь из-за нагрузки. Может, и хорошо, что из-за всего этого закончила тренироваться, потому что оказалась в судействе. 
 
- Какие результаты были у тебя по легкой атлетике?
 
- Я кандидат в мастера спорта, еще стала второй на республике в беге с препятствиями на 1500 метров . Как-то ездили на соревнования в Украину, там стала четвертой. Но такого, чтобы стать прямо чемпионкой республики – такого не было. 
 
- Как ты стала работать с детьми?
 
- После того, как ушла из профессионального спорта, где-то год не тренировалась и вообще ничем не занималась. Получается, училась на заочке, не тренировалась и не получала стипендию, а жить-то за что-то надо, так и начала работать в «Лидере». Преподаю там физкультуру, а также работаю в спортивных секциях и организую соревнования. Уже привыкла к детям, вообще, считаю, к каждому ребенку можно найти подход. Думаю, я неконфликтный человек. Хотя дети считают меня самой злой учительницей, потому что не люблю, когда прогуливают физкультуру или ленятся на моих уроках (смеется).
 
Вообще урок физкультуры – это большая ответственность, надо дать ребенку какую-то базу, потому что у них с этим плохо. Например, приезжают детишки из 7-8 класса и не могут сделать кувырок, не знают, что такое лазание по канату. Спрашиваю – что вы обычно делаете на уроке физкультуры? Рассказывают, что им просто бросают мяч и они во что-то играют. Есть, конечно, ребята, с которыми работают хорошие преподаватели. Однако чаще всего дети хотят заниматься, но не знают, как.
 
Помню, приехал восьмиклассник, который не умел отжиматься, за 21 день я его научила этому. Потом он приехал на другую смену, все ходил за мной и хвастался – вы знаете, что вы меня научили отжиматься?
 
 
- Отчего, по-твоему, это происходит? Что у нас за проблема с уроками физкультуры?
 
- Думаю, дело не в физкультуре. Просто чем моложе учитель, чаще всего тем меньше ему хочется отдавать себя и чему-то учить, молодежь больше думает про деньги. Мне кажется, многие учителя у нас просто отрабатывают распределение. Они пошли учиться туда, где им показалось легче всего, потом хотят два года посидеть в школе и затем пойти зарабатывать деньги. То есть дело в отношении.
 
А еще много детей, которые говорят, что физкультура им не нужна, те же девочки. Отвечаю – вы в 16-17 лет сами будете себе тренера искать, чтобы он сделал из вас фитоняшек! Зачастую так и бывает.
 
- Давай вернемся к твоему пути в судейство. Помнишь, как штудировала правила футбола?
 
- Конечно. Здесь как в любой сфере: выучишь правила – все получится. Есть мнение, что нужно уметь читать игру, но, мне кажется, все это приходит с опытом. 
 
- Неужели не смотрела до судейства футбол хотя бы по телевизору?
 
- Папа говорит, что, когда я была маленькая, меня было невозможно оторвать от футбола. Может, мне нравилось, что там происходит какая-то движуха, но скорее включала трансляцию игр чисто как фон для чего-то другого. Сейчас, когда смотрю футбол, обращаю больше внимания на работу судей, чем на сам матч, стараюсь что-то взять для себя. Запоминаю, как судьи реагируют на нарушения, чтобы взять что-то для себя. 
 
- Чем тебя зацепила эта работа? Может, эмоциями?
 
- Выхожу на игру без эмоций, думаю, что и многие другие судьи так настраиваются. Нельзя волноваться, ты должен быть спокоен и сосредоточен. 
 
Не знаю, чем меня зацепило судейство, просто нравится это делать. Вот бывают же люди, которым нравится, например, делать стрижки, а мне нравится судить. Часто говорят, что ищу, наверное, себе жениха среди футболистов – но это не так, на игре ты не смотришь на футболистов. Еще часто спрашивают: Настя, почему ты так мало улыбаешься на матчах? Но это же работа, к ней надо подходить ответственно. 
 
Возможно, судейство мне нравится из-за соревновательного духа. Помню, как мы выезжали на соревнования по легкой атлетике, и здесь на играх тоже есть свои эмоции. 
 
- Какие матчи стали для тебя первыми в качестве судьи?
 
- Когда закончила школу молодого арбитра, стала работать на любительских играх, это очень хорошая школа. Любительские матчи меня так закалили, потому что там игроки могут сильно орать на тебя и жутко ругаться матом. Мне кажется, им все равно, кто перед ними стоит – девушка, бабушка или ребенок. Так что ребята кричат, а ты стоишь и думаешь – давай, поливай меня, мне все равно, я приняла решение.
 
Еще они играют жестко и безрассудно, не всегда с уважением относятся друг к другу. Хотя есть среди любителей и более профессиональные команды, где хорошо относятся как к своим игрокам, так и к сопернику. 
 
- Где ты оказалась после любителей?
 
- Когда мы закончили первый год обучения в школе судей, нас допустили к юношеским турнирам, чемпионату города. Позже, после окончания школы, начала судить женский чемпионат страны по футболу, работаю там до сих пор.
 
 
- Где интереснее работать – на мужском футболе или на женском?
 
- Все зависит от игры. На женских матчах тоже может быть много интересных моментов, от которых захватывает дух, так что ты не замечаешь, как пролетает время. А иногда бывает такая игра, когда ты считаешь каждую минутку и думаешь – ну когда же все закончится, хотя бы играйте правильно, что же вы делаете. То же самое с мужскими матчами: игры могут быть быстрыми, а могут превращаться в тягомотину.
 
- Как относишься к критике женского футбола, мол, девочкам в футболе не место?
 
- Сколько людей – столько и мнений. Главное, чтобы сами девочки-футболисты не воспринимали это слишком серьезно и относились к таким высказываниям более спокойно. Бывают люди, которых легко обидеть. И вот, допустим, такая девочка играет в футбол, потом ей кто-то что-то такое сказал, она будет прокручивать эту мысль в голове и в итоге бросит футбол. 
 
- Доводилось слышать аналогичную критику женского судейства?
 
- Не обращаю на это внимания. Наверное, какой-то сильной критики женского судейства сейчас нет, просто встречаются всякие шуточки, высказывания. Главная судья нашей женской судейской бригады, Оля Терешко, говорила, что раньше с этим было похуже, в женщин вообще не верили. Но сейчас ее уже допускают к матчам первой лиги.
 
- А с откровенным сексизмом в футболе ты сталкивалась?
 
- Нет, хотя люди ведь не выражают его открыто. Бывает, парни недоверчиво относятся к тому, что я достаточно быстро получила статус рефери ФИФА, для этого мне понадобился год. Думаю, у каждого есть свой кусок работы, поэтому никто особо друг другу не завидует.
 
- Есть будущее у женского судейства в Беларуси?
 
- Все зависит от нас самих. Хочешь чего-то добиться – нужно работать и стремиться к этому, потихонечку забираться на вершину. Как говорится, сила и труд все перетрут. К тому же в женском судействе меньше конкуренции, потому что нас меньше, чем мальчиков. У каждого свой кусок работы.
 
- Ты была в первой для белорусского футбола женской судейской бригаде. Помнишь матч, на котором вы работали?
 
- Да. Вторая лига, «Ивацевичи» - «Горки», это была моя первая игра во второй лиге.
 
- Было волнительно?
 
- Нет. Мне как-то проще в этом плане, может, благодаря тому, что я раньше тоже была связана со спортом и соревнованиями. Помню, когда мы выезжали работать на международные игры, все спрашивали – было страшно? Вообще не было, не знаю, куда уходит весь страх, когда выходишь на игру. Может, это зависит и от тех людей, которые рядом, от коллег. Наверное, девочки смогли создать такую атмосферу, что работать не страшно. Все держатся друг за дружку, помогут, если надо.
 
 
- Что за международные матчи?
 
- Моя первая международная игра проходила в Израиле, там местная сборная играла против сборной Италии. Также ездили в Нидерланды, судили 1/16 женской Лиги чемпионов, еще были в Венгрии и Финляндии. Ездила в статусе помощника арбитра, судили женские матчи – белорусские девочки-арбитры пока не допускаются к международным мужским матчам.
 
- Хочется самой когда-нибудь работать главным арбитром?
 
- Мне когда-то кто-то сказал, что лучше быть хорошим помощником арбитра, чем плохим главным арбитром. Я тогда могла попробовать себя в качестве главной судьи и подать заявку на то, чтобы в этом статусе работать на международных матчах. Но услышала те слова, и подумала, что на самом деле мне тогда не хватало опыта, чтобы работать главной.
 
Сейчас иногда сужу как главный арбитр матчи юношеских команд. Это очень помогает – начинаешь лучше разбираться в спорных моментах, чем когда работаешь на краю поля, где обычно находится ассистент арбитра.
 
- У вас классная судейская бригада?
 
- Да, очень. Думаю, мы подходим друг другу. Найти бы еще четвертую судью, и было бы здорово. 
 
- Если что, готова уйти из спорта ради семьи?
 
- Если бы передо мной встал вопрос о том, выходить ли замуж и делать в судействе перерыв ради семьи, я бы выбрала судейство. Поздно пришла в эту сферу, поэтому мне нельзя терять ни одной минуты. У меня не так много времени – судить матчи можно до 45, а мне 31 год, осталось не так много. Вдруг я не все успею? Понимаю, что когда-то надо завести семью и детей, но не сейчас. Пока для меня важнее закрепиться в судействе и понять, мое ли это. Хотя уже понимаю, что это скорее мое, чем не мое, потому что мне безумно нравится судить. 
 
- В нашей стране судейство – доходная вещь?
 
- На одном судействе прожить невозможно, все равно нужна еще какая-то работа. Ты не только там что-то получаешь, ты еще вкладываешь в себя – тратишься на какие-то восстановительные процедуры, правильное питание и так далее. 
 
Все фото: архив героини
Надежда Филипчик
Близкие Новости













Обсуждение
8
5
3
Пока почитал до конца, забыл с чего все началось!
Санчос ранчо # 29.09.2020 в 14:36:02
6
4
2
Если бы еще девочки во время игры в футбол ,кричали бы как теннисистки это было бы незабываемое зрелище
Напиши комментарий и выиграй 2 пиццы!
Чтобы оставить комментарий, войдите через любую социальную сеть или авторизуйтесь на сайте

Другие новости Минска




Каталог Минска


Назад